Декабрь 2017


ISSN  1846-8756

Это интересно

АХ, ЭТА РУССКАЯ АНЖЕЛИКА!

14 июля 2017 года в небольшом городке Версале, что в 17 км от Парижа, тихо скончалась одна весьма пожилая женщина. Она буквально совсем чуть-чуть не дожила до 96 лет. Всю жизнь она писала романы. Её заслуги никогда бы не отметили ни Нобелевкой, ни даже Букером, и тем не менее её смерть опечалила множество людей, и в самых разных странах её помянули добрым словом. Имя дамы – Симона Шанжё, но весь мир знал её как Анн Голон.

Франция у русских всегда пользовалась особенной  ревнивой любовью.  Пожалуй, трудно назвать страну, которая бы больше нравилась и при этом больше раздражала. Соперничество – присвоение достижений французов – не прекращается у нас ни на секунду: в хрестоматийное описание российских вечеров органично вписался хруст французской булки, на Новый год все непременно пьют шампанское, хотя ни в какой Шампани эти бутылки сроду не были, а лучший д'Артаньян всех времен и народов, конечно же, наш Михаил Боярский с его неподражаемым гасконским задором и возгласом «каналья!».  Но есть одно «но». Зеленоглазая блондинка Анжелика, маркиза ангелов, более 30 лет сражавшаяся с целым светом, непокорная и бунтующая, всегда оставалась француженкой и только француженкой. 

Она возмущала советских женщин страшным развратом (хотя в кадре дальше поцелуев дело не шло), дразнила невозможными платьями и сумасшедшим нижним бельём, её фирменный макияж сводил с ума и вызывал бессильную досаду. И самое главное – она была дерзкой, яркой и всегда одерживала верх, как ни била её судьба. Множество девочек в СССР получили экзотическое имя Анжелика в честь своенравной красавицы из Пуату. Книги про неё зачитывали до дыр, в библиотеках на них стояла очередь, а фильмы крутили при полном зале.  Все знали, что пишут их Анн и Серж Голон, а вот кто они такие – муж с женой или брат с сестрой – оставалось загадкой. И уж конечно, никто не знал, что Серж Голон  – вовсе не Серж и не француз. Его настоящее имя – Всеволод Сергеевич Голубинов. Впрочем, у нас во дворе этому бы, конечно, никто не поверил.

 Анн и Серж Голон. Фото: Le Monde

Из Исфахана в Севастополь, из Стамбула в Нанси

Муж Анжелики – граф Жоффруа де Пейрак – был хромой, лицо его было изуродовано страшными  шрамами, но при этом обаяние его таково, что шептали, будто он продал душу сатане. Пышные чёрные волосы, острый язык, неукротимое вольнодумие и изысканная галантность – женщины сходили с ума от этого персонажа. А Всеволода Голубинова  никак нельзя было назвать человеком с романтической внешностью: он был лысым, лопоухим, сутулым и на фотографиях рядом с Симоной, искрящейся весельем и обаянием, казался особенно непримечательным. Более заурядного человека поди найди. Между тем жизнь Голубинова куда интересней иного авантюрного романа. Родился он 23 августа 1903 года – и, как истинный сын своего века,  принял участие во всех его главных событиях.

Род Голубиновых принадлежал к российскому дворянству. Прадед Всеволода – Александр Алексеевич – сражался на Бородинском поле, был штабс-капитаном Нежинского конно-егерского полка. Дед, Пётр Александрович, жил в Петербурге, имел чин статского советника, а отец избрал дипломатическое поприще. Сергей Петрович, надворный советник (чин соответствует званию подполковника в армии),  много поездил по миру. Он был секретарём русского консульства в Тавризе и Тегеране, консулом в Рио-де-Жанейро,  и с 1913 года вновь вернулся в Персию. В Исфахане и провёл своё детство Всеволод, или, как звали его родные, Лодя. 

С детства Всеволод Сергеевич знал персидский, французский, испанский – а всего он владел 15-ю языками. Кстати, в романе Жоффруа де Пейрак знал не менее 8 языков. Семья дипломата поддерживала связи с роднёй в Крыму и в Петербурге. В 1919 году, когда Лоде было 16 лет, он в одиночку приехал в Севастополь из Исфахана, преодолев более 2500 км, испытав множество приключений, рассчитывая наладить связь с Французской военной миссией. Он хотел бы поступить в Белую армию, но был ещё слишком юн для таких вещей. В Севастополе на Адмиральской улице, 5 жил его дядя, военный врач Евгений Петрович Голубинов. В его шумном гостеприимном доме и остановился племянник, и весь год учился в Константиновском реальном училище на соседней улице. Время было сложное. Лодя навсегда запомнил торговлю на «чёрном» рынке, холодную зиму, неотапливаемый дом, отсутствие мяса на протяжении года и «почти настоящий голод» осени 1920 г. Но запомнил он не только трудности смутного времени. В доме было много молодёжи – двоюродные брат и сестра Всеволода, к дяде  приходили интересные люди – военные – в том числе участники Русско-японской войны, коллеги-врачи, профессора, художники и писатели. Дядя Евгений Петрович был близко знаком с А. Колчаком, он лечил сына и супругу адмирала, которые болели довольно часто.  В доме царила непринуждённая атмосфера: варили глинтвейн из местного вина, оставались запросто ночевать, вели нескончаемые разговоры. 

После эвакуации из Крыма Всеволод отправился, как и многие русские, в Стамбул, где подростку повезло: он поступил учеником механика на судно «Святой Николай» и перебрался в Марсель. Во Франции он отыскал свою семью. Родственники, оставшиеся в России, сполна приняли чашу от «века-волкодава»: дядя Евгений Петрович был репрессирован вместе с женой и погиб в лагерях в 1937 году, его дочь Наталью, двоюродную сестрёнку Лоди, убил дифтерит, петербургская тётушка Нина Голубинова, детский врач, умерла в блокаду. 

В 1921 году, когда юноша Всеволод Голубинов только осваивался во Франции, в Версале родилась его будущая супруга и любовь всей его жизни – Симона де Шанжё. 

За свободу Франции 

Во Франции Голубиновы обосновались в Нанси, там Всеволод изучал химию и минералогию в Высшей химической школе и стал самым молодым во Франции доктором наук – ему было всего 20 лет. Вообще же трудолюбие и одаренность «русского Пейрака» были потрясающими: он получил восемь магистерских степеней – по математике, минералогии, физике, электричеству, химическому машиностроению, геологии, радиоактивности. Позднее в том же университете учился его брат, Илья Сергеевич, но в Высшей школе горного дела. Кстати, брат потом работал в серебряных шахтах в Савойе – как не вспомнить серебряный рудник, отданный в приданое Анжелике. Вообще в кино граф де Пейрак в основном красавец со шрамом, а в книге – в первую очередь, одержимый учёный-химик, готовый дневать и ночевать в своих лабораториях, и всё, что касается добычи металлов, описания рудничных дел, прописано весьма подробно и наглядно. Сразу ясно, что автор отлично знал и процесс, и технологии.

После учёбы Голубинов проводил геологические изыскания в Китае, Индокитае, Тибете, а в сороковых годах оказался в Конго. (Пейрак, кстати, тоже много путешествовал.) Будучи по специальности геохимиком, специалистом по геохимическим методам поисков рудных ископаемых, он работал на большие корпорации и частные компании, но и этим дело не ограничивалось: во Французском Конго Голубинов управлял цементным и кожаным заводами. Когда началась война, Голубинов не колеблясь принял сторону де Голля. Все, кто был против правительства Виши, объявлялись  врагами государства и приговаривались к смертной казни. По свидетельству дочери, В. Голубинов передал найденное им золотое месторождение «Свободной Франции» – это золото позволило вооружить армию Леклерка. Брат Всеволода Илья тоже активно участвовал в Сопротивлении, был лейтенантом FFI, лётчиком. Он обеспечивал переброску провизии и оружия партизанам–маки и погиб в воздушном бою. 

Инженер Голубинов

После войны Всеволод продолжал работать в Конго, изобретая, усовершенствуя, разрабатывая, не довольствуясь тем, как поступают все: так уж он привык. Жоффруа де Пейраку не зря говорили, что он странный человек – и если есть два пути, ему обязательно нужно выбрать третий – свой собственный. Скорее всего, эти же претензии доводилось слышать и инженеру Голубинову.  

В 1946 в Конго приехала молодая журналистка Симона. Она только что получила премию за свою книгу – и захотела отправиться в какую-нибудь экзотическую страну как свободный репортёр.  Там, в Конго, между прочим, ей предстояло взять интервью у хозяина цементного завода – лысого немолодого мужчины, старше её на 18 лет.

Через два года они поженились. Судьба как нарочно свела их вместе – этот брак явно был из тех, которые заключались на небесах. Супруги вместе работали и путешествовали в самых диких уголках континента. Симона потом рассказывала, как однажды ей с маленьким ребенком на руках пришлось пересечь едва ли не пол-Африки: бросилась на поиски мужа, когда Голубинов пропал на дороге к очередному месторождению.  Когда Анжелика едет в путешествия верхом, мёрзнет, голодает, преодолевает самые различные препятствия, стоит помнить: это не выдумки диванной любительницы экстрима. 

 Анн и Серж Голон. Африка, 1951 г. Фото: angelique.international

Супругам пришлось вернуться во Францию. В бывших французских колониях росло освободительное движение, белым там уже не были рады. Но во Франции выяснилось, что от относительного богатства не осталось и следа: заказчик не собирался расплачиваться за выполненные разработки, корпорации присвоили результаты трудов Голубинова – и бороться с ними приходилось долго и безуспешно. В конце концов  начались прямые угрозы в адрес семьи дерзкого горного инженера – и Голубинов предпочёл махнуть на всё рукой, жена и ребёнок ему были дороже. 

Мать Симоны сняла для семьи дочери маленькую комнатку в Версале – и потянулись долгие и трудные дни. Голубиновы нуждались самым отчаянным образом – впоследствии Симона будет вспоминать, что они просто голодали. Хоть какой-то заработок был только у неё – она писала статьи, книги. Всеволод ездил в Париж, искал работу – но никто не спешил нанимать опального доктора Голубинова. Это могло продолжаться бесконечно – а семью надо было содержать. И тут выяснилось, что настоящие золотые россыпи – это воспоминания Всеволода. Давным-давно приятель уговорил его в соавторстве с ним написать детскую книжку – из недавней истории Персии «Подарок Реза-хана». Реза-хан Пехлеви, свергнувший старинную правящую династию в Иране и в 1925 году сам ставший шахом Ирана, начинал как рядовой в Персидской казачьей бригаде – и маленький сын консула был знаком с этим высоченным, под 2 метра, персом, любителем не всегда пристойных казацких частушек. Книгу Голубинов подписал псевдонимом Серж Голон – и приняли её довольно тепло. Вспомнив об этом, Симона вместе с мужем написала книгу об их африканских приключениях, потом ещё одну – биографию Голубинова. Супруг занимался в основном менеджментом: искал редакции, связывался с газетами, «продавал» тексты. А потом началась Анжелика, которая прославила их обоих.

Появление Анжелики

В одном из интервью Симона рассказала, что идея написать бестселлер пришла в голову Всеволоду. Он математически точно рассчитал, что это должно быть приключение, главная героиня – женщина, авантюрный роман, отнесённый в прошлое. А Симона нашла образ – зеленоглазая золотоволосая уроженка Пуату… Болотная фея, девочка из старого замка, которую другие дети зовут маркизой ангелов. 

В Версале была библиотека – и супруги зарылись с головой в старые документы, исследования и монографии, относящиеся к XVII веку. Как ни странно, но со времен Дюма блестящий век почти никто не трогал, супруги могли разрабатывать эту золотую жилу, практически не опасаясь конкуренции. Была выстроена основная сюжетная линия – и работа закипела. 

Голубинов отвечал за проверку фактов, поиск материалов  – а Симона  работала, не покладая пера (печатной машинки у них не было). Муж был источником её вдохновения, первым критиком, редактором и советчиком. Она вспоминала потом, что, выходя замуж, думала, что карьеру писателя и журналиста придётся похоронить – и в самом деле, какие книжки, когда надо ухаживать за детьми, вести дом. Думала ли она тогда, что судьба подарила ей соавтора, о котором можно только мечтать? 

Через три года первая книга была закончена. К тому времени Всеволод Сергеевич отыскал издательство, которое заинтересовалось романом. Том получился объёмный – 900 страниц, его разделили на две части. Издатели считали, что для маркетинга будет лучше, если на обложке появятся имена мужчины и женщины: с их точки зрения, доверия к книге будет больше. Голубинов считал иначе: он полагал, что его роль не настолько велика, чтобы указывать своё авторство. Но в результате появилась литературная пара Анн и Серж Голон – в память о его давнем псевдониме. Правда, в английском переводе автора указали как Сержанн Голон – и это весьма позабавило супругов.

Роман произвёл настоящий фурор. «Анжеликой» зачитывались взахлёб, её перевели на английский, а потом и на другие языки. За первой книгой вышла вторая, приключения Анжелики приковывали к себе внимание, читатели требовали продолжения. Пришли и деньги – появилась возможность купить собственное жильё, да и семья росла (всего у Симоны и Всеволода было 4 ребёнка). Они переехали в Швейцарию. 

Симона писала «Неукротимую Анжелику» – события разворачивались на Востоке, и тут неоценимыми оказались воспоминания мужа о детстве в Исфахане. За эти годы Голубинов дважды ездил в Африку, надеясь наладить там собственную разработку полезных ископаемых, но должен был отказаться от этой идеи. Но не от научной работы. Голубинов искренне и истово верил, что сможет отыскать инвесторов, которые заинтересуются его предложениями, был в курсе всех последних разработок, переписывался со многими научными и индустриальными партнёрами в Африке, США, СССР. Жена отлично его понимала: «Мой муж покинул Россию, когда ему было 16 лет, но он на всю жизнь остался, по сути, русским человеком». Для неё быть русским и означало поддерживать этот высокий градус безумия, одержимости своим делом, внутреннюю независимость и гордость. Всё потерять, всё бросить – и начать сначала, не жалеть утраченного и не смиряться с несправедливостью – вот что значило «русская кровь». Надин Голубинова тоже отмечала это: «У меня много русских черт характера, похожих на отца. Я это чувствую особенно, когда я с русскими – тогда я как дома. Русские – спонтанны, и у них много страсти. Я такая же».

Русский Пейрак

Интересно, но на этом «русский след» в истории Анжелики не заканчивается. Когда роман было решено экранизировать, режиссёр Бордери Бернар, известный постановщик фильмов в стиле «плаща и шпаги», пригласил на роль Жоффруа де Пейрака актера Робера Оссейна – признанный секс-символ того времени. Но вот как играет судьба: Робер Оссейн (Абахам Гуссейнов) – сын эмигрантов из России, мать его училась в Смольном, а отец – родом из Самарканда. В семье Робера говорили по-русски, и сам он отлично знает язык. А ещё, по семейным легендам, дед Оссейна по материнской линии, известный банкир, щедро помогал малоимущим студентам – и его помощью пользовался молодой студент Владимир Ульянов. 

Пейрак стал звёздной ролью Оссейна – и тот в интервью так и говорил: «Ну конечно, он почти русский – он романтик страстный, к тому же алхимик». О том, что Серж Голон и вправду уроженец России, Оссейн и не догадывался. Мало того – из всех «эталонных блондинок» Франции, кто пробовался на роль Анжелики, подошла… Марина Влади, настоящее имя которой –  Екатерина Марина Владимировна Полякова-Байдарова. Марина Влади отказалась от роли буквально в последний момент: её пригласили на съёмки фильма, который показался ей гораздо более интересным.

Роль досталась Мишель Мерсье – и именно она стала единственно возможной Анжеликой для миллионов поклонников и поклонниц (хотя не была ни зеленоглазой, ни блондинкой, сниматься ей пришлось в парике).

А чета Голонов к съёмкам практически не имела никакого отношения: они писали новые книги, растили детей, да и не очень интересовались всеми этими авторскими правами и прочей ерундой. В результате фильм, ставший культовым, не слишком обогатил их. Как, впрочем, и романы. Вся прибыль досталась литературному агентству, которое бессовестно и цинично грабило мало искушенных в этом деле супругов, стремясь их совершенно оттеснить и даже отобрать авторские  права, представляя авторов как наёмных «литературных негров». От огромных продаж своих романов – в том числе в России 90-х гг., когда тиражи достигали сотен тысяч экземпляров –  автор не увидела ни копейки. 

Но Анн и Серж Голон не сдавали позиций. Кроме того, им было некогда углубляться в споры с нечестным литагентом.  Они ездили по всему миру: в 1965 году посетили Россию, а в 1966 – отправились в Новый Свет. Красавицу Анжелику судьба закинула туда, на край земли, – и, конечно, требовалось до мелочей всё разузнать и порыться в квебекских архивах. Туда Голоны летели на самолёте, а обратно пришлось плыть морем: материалов (книг и откопированных документов) набралось на 300 кг.

Осенью семья Голон переехала в Израиль – дети захотели учиться именно там. Католичка Симона и православный Вячеслав поселились в Иерусалиме. Там проходили выставки чудесных картин Голубинова, там протекала жизнь семьи. Там Анн Голон писала свои романы – муж уже не принимал в них такого участия, как вначале: его поглотила новая страсть. Он занялся живописью – притом, как обычно, найдя для себя третий путь из двух имеющихся.  Прирождённый химик, он заинтересовался составлением красок и лаков, которые бы меняли оттенок и цвет в зависимости от освещения.

В 1972 году Голоны снова отправились в Канаду, в Квебек: Анн – собрать документы для нового романа, Серж – договориться о своей выставке в Квебеке. Но через два дня после прилета он внезапно скончался от инсульта. Это случилось 12 июля 1972 года, ему исполнилось всего 68 лет. Похоронен Всеволод Сергеевич Голубинов в Иерусалиме – как истинный пилигрим. 

Его смерть была страшным ударом для Симоны – и всё  же она не сломалась. И продолжала писать – каждый день, хоть немного. Когда же с помощью выросших детей она сумела наконец-то получить обратно авторские права на свои собственные романы, она обнаружила, что редактор совершенно варварски отнёсся к текстам, по своему усмотрению выкидывая и вставляя туда огромные куски, «ради  бизнеса, ничего личного», – и снова взялась за огромный труд: восстанавливать первоначальную авторскую редакцию, начав с самого первого романа про девочку-маркизу, болотную фею из лесов Пуату, который они с Всеволодом писали в крохотной комнатушке Версаля.

В январе 2010 года Анн Голон была произведена в офицеры ордена Искусств и Литературы: этой высокой правительственной награды удостаиваются «лица, отличившиеся своими достижениями в художественной или литературной области или вкладом, который они внесли в распространение искусства и литературы во Франции и в мире». Это был триумф и победа Анжелики, признание заслуг её авторов.

Симона Шанжё, Анн Голон, пережила своего мужа, друга, соавтора и возлюбленного на 45 лет и 2 дня .  

Будущие родители Анжелики

Авантюрист по призванию

В ночь на 2 сентября 1920 года по подземным ходам из его дворца уходил последний эмир Бухары — Алим Хан со всеми сокровищами, нукерами и сотней верных белогвардейцев. Последним правитель поручил почти самоубийственную миссию - охрану своего гарема (50 жен и 100 наложниц). Не привыкшие быстро не то что бегать, но даже ходить, разнеженные и избалованные женщины были страшной обузой, и должны были отвлечь хотя бы на пару часов посланных командующим Туркестанским фронтом Фрунзе в погоню за эмирским золотом чекистов. Но когда погоня под землей уже стала настигать вереницу плачущих женщин и их немногочисленных охранников, случилось невероятное. Навстречу красным вдруг вышел юноша с ручным пулеметом «Браунинг» и хладнокровно расстрелял всех чекистов.

Звали того меткого стрелка Сева Голубинов. В колонну отступающих он попал только потому, что вырос в Бухаре и был сыном российского посланника при эмирском дворе. Отправив в то утро к праотцам два десятка сотрудников госбезопасности, Всеволод Сергеевич, конечно, и не мог предположить, что спустя полвека снова вернется в эти места, только уже не с пулеметом, а с французским паспортом, советской визой, сопровождаемый огромными толпами почитателей «нового Дюма» - отца «Анжелики — маркизы ангелов».

Хотя на момент стрельбы в бухарских пещерах Голубинову было всего 18 лет, он уже успел совершить немало героических поступков. Будучи сыном потомственного дипломата) и отличным знатоком тюрских языков, совсем юный Сева по приказу командующего Черноморским флотом Колчака был включен в одну из первых диверсионных групп, которую заслали в Константинополь для подготовки к захвату турецкой столицы весной 1917 года. В течение двух месяцев Голубинов внедрялся во вражью среду, изображая торговца лепешками на базаре, а на деле отвечая за сбор и складирования взрывчатки. Но февральская революция спутала не только все планы по захвату Царьграда, но и вообще оставила юного диверсанта не у дел. Чтобы не попасться в руки турецкой полиции, парню пришлось бежать с помощью контрабандистов на Родину, где, как оказалось, никто его не ждал.

Будучи потомственным дворянином, «отец Анжелики» просто не мог встать на сторону взбунтовавшейся «черни», поэтому обычно всегда оказывался на стороне проигравших. Все началось с того мартовского дня, когда Голубинов стал очевидцем разгрома гардемаринской школы в Севастополе обезумевшими от вседозволенности матросами. Курсанты были растерзаны дикой толпой, и только Сева смог спастись, убив из собственного револьвера нескольких «товарищей», и убежав по крышам.

В конце лета семнадцатого Голубинов стал помощником военного министра Савинкова, готовящего вместе с генералом Корниловым переворот. По плану заговорщиков Голубинов вместе с группой тогдашних спецназовцев — пластунов должен был проникнуть в Зимний дворец и арестовать Временное правительство. Но из этого тоже ничего не вышло.

Потом было еще несколько столь же безуспешных авантюр с его участием: шестого июля 1918 года он помогал левым эсерам, потом савинковцам, участвовал в нескольких подпольных белых центрах, и в конце концов, спасаясь от чекистов, обосновался в глубоком красном тылу — в Воронеже. Там небо смилостивилось над его молитвами, послав конный корпус генерала Мамонтова, совершавшего свой знаменитый рейд по тылам большевиков. Голубинов тотчас явился к генералу, представился и передал список из 100 виднейших большевиков города с их адресами. А когда Мамонтов спросил: какую награду тот хочет, Всеволод попросил только об одном — позволить ему вступить в ряды казаков, что ему было позволено.

Даже после того геройского отступления из Бухары Голубинов не успокоился, и через Стамбул прибыл в Крым, предоставив свои услуги генералу Врангелю. Последний белый правитель России, прекрасно осведомленный о деяниях юного героя, определил Севу в контрразведку, произведя его в поручики. Новому офицеру вооруженных сил Юга России было поручено подготавливать лазутчиков-диверсантов для засылки их на Кубань и Тавриду. Но развернуться во всю мощь поручик Голубинов так и не смог — опять ему помешали красные, которые уже в ноябре вторглись в Крым, вынудив его вместе с сотнями тысяч сослуживцев отправиться в эмиграцию.

Однако полный крах белого движения не остановил молодого дворянина от борьбы. Осев в Париже, Голубинов немедленно поступил в Сорбонну на химический факультет. Нет, о славе Менделеева тогда он не мечтал. В ту пору его героем был ученый совсем другого склада — Николай Кибальчич. Тот самый, который одновременно с проектированием первой космической ракеты изобрел «гремучий студень», убивший Александра II.

Планы Голубинова были не менее грандиозными: научиться делать разрушительные бомбы из безопасных на вид средств, потом отправиться в Россию, устроиться на работу поваром в Кремлем, и во время заседания Политбюро отправить большевистскую верхушку к праотцам. Но когда военный вождь белых Врангель ознакомился с этим блестящим планом, то долго хохотал, а потом назвал Голубинова безумным авантюристом, распорядившись никогда больше не пускать в свой дом. В ответ Сева страшно обиделся на всю эмиграцию, и уехал туда, где хорошо могли бы оценили его пиротехнические таланты, и ,главное — кипучую энергию — во французское Конго, в Африку.

И действительно, там «доктор Серж» (как его все называли) стремительно разбогател на проведении взрывных работ и строительстве железных дорог. И уже к 30 годам стал владельцем поместья размером этак с Подмосковье. Правда, с личной жизнью у него тогда не очень складывалось. Белые женщины почему-то не хотели появляться в этой глуши, а аборигенки ему и даром не нужны были. И вот когда наш бывший соотечественник стал подумывать о том, чтобы вернуться со своими миллионами во Францию, в его жизнь неожиданно ворвалась настырная парижская журналистка!

Несостоявшаяся рабыня

Будущую Анн Голон по паспорту звали Симоной Шанже, и к своим 27 годам она уже успела поработать девушкой из эскорт-агентства (не путать с проституткой), танцовщицей на подхвате в «Мулен руж». И даже успела поучаствовать в «маки» - Движении Сопротивления в качестве партизанской связной. В ту войну французы предпочитали отсиживаться в кабаках или в подземельях, а на разведку обычно посылали девушек в коротких юбках на велосипедах. Считалось, что симпатичная с врожденным шармом француженка сможет легко обмануть немецкий патруль или благодаря разыгранной наивности вырваться из гестаповской засады.

Подпольную связную Симону ( оперативный псевдоним Анн) тоже дважды задерживали немцы, но сделав невинные глазки, краснея от смущения, девушка на чистейшем немецком языке объясняла полицейским, что едет за город, чтобы написать картину для экзамена в художественной школе. Всякий раз немцы попадали на эту уловку, и отпускали девушку, предупредив напоследок о том, чтобы она была осторожнее в лесу, ведь там водятся страшные «маки».

После войны Симона успела поработать манекенщицей, поварихой, пока не остановилась на писательской профессии с экзотическим уклоном. Осенью 1948 года после выхода в свет не шибко популярных книг о бедуинах Сахары и животном мире Алжира, в голове красавицы родилась идея потенциального бестселлера — романа о современных работорговцах, похищающих женщин в экваториальной Африке и переправляющих их на Ближний Восток в гаремы арабских шейхов. А дальше случилось то, что обычно происходит с молодой хорошенькой девушкой, оказавшейся в страшном месте и в плохое время.

Во время первого же контакта с торговцем живым товаром в Конго, француженку самым банальным образом опоили, потом бесчувственную укатали в ковер, и увезли на злодейскую базу. В общем, когда Симона очухалась, то обнаружила себя полностью раздетой, связанной по рукам и ногам, в кампании таких же несчастных как она пленниц, которых готовили к отправке на невольничий рынок в Занзибаре.

Заполучив стоящую немалые деньги на рабском рынке белую европейку, бандиты на радостях напились до бесчувствия. А это Симоне только и надо было. Освободившись от веревок, Шанже бросилась в джунгли. Нагая, бегущая куда глаза глядят — девушка была прекрасной добычей для обитавших в джунглях хищников, что на двух ногах, что на четырех лапах. Шансов прорваться к цивилизации у нее практически не было, но случилось настоящее чудо. После нескольких часов бега, окровавленная и обессиленная парижанка набрела на охотничье шале «Доктора Сержа». Вот при таких экзотических обстоятельствах и познакомились будущие «родители» Анжелики.

Бестселлер во спасение

Когда бандиты прознали, где скрывается их пропавшая собственность , они не поленились прийти к Сержу, и потребовать обратно француженку. Но к тому времени хозяин уже успел отмыть нежданную гостью от грязи, приодеть в свою пижаму и вообще убедиться, какой дивный подарок послала ему судьба. Поэтому, недолго думая, Голубинов перестрелял всех парламентеров, чем окончательно покорил сердце взбалмошной красотки, несмотря на почти 20-летнюю разницу в возрасте.

Понимая, что рабовладельцы от них не отстанут, Серж вместе со спасенной им девушкой решил бежать во Францию. Так в одночасье Серж лишился почти всего своего состояния, зато на «старости лет» наконец приобрел жену.

В Париже в семье Голубиновых вскоре появились не только двое детей, но и финансовые проблемы. Химика предпенсионного возраста, да еще с русской фамилией, никто не хотел брать на работу. А книги Симоны даже о работорговцах Конго упорно не хотели продавались. Чтобы сэкономить на жилье, семья была вынуждена переехать к тетке Сюзанны, чей дом по иронии судьбы находился в нескольких шагах от знаменитого Версаля. Глядя часами на дворец, который когда-то считался чуть ли не центром Вселенной, у Сержа и родилась идея любовного романа о временах Людовика ХIV - «короля-солнца», чтобы хоть как-то решить денежные проблемы.

Для начала они придумали себе псевдонимы: Анн и Серж Голоны — сокращение от Голубиновых на французский лад. Работали супруги довольно необычно. Прочно обосновавшийся в библиотеках муж отвечал за сбор исторических материалов и общий сюжет. Жена в перерывах между ведением хозяйства, ухаживанием за престарелой теткой и воспитанием детей воплощала его идеи на бумаге. После чего Сева-Серж уединялся в подвале за пишущей машинкой и начинал ошлифовывать «болванку» супруги.

Мадам Голубинова хоть и обладала легким стилем, но любовные и всякие авантюрные сцены, прямо скажем, получались у нее не очень. Зато у её супруга - авантюриста по призванию - с фантазией было все в порядке, да и комплексами он не страдал. Поэтому, когда читал окончательную версию похождений Анжелики, то постоянно вгонял в краску от смущения свою супругу. «Эта самая настоящая порнография! Ни одно издательство не возьмется её печатать» - восклицала «мама маркизы» и решительно принималась за правку особо пикантных эпизодов.

Вот так, взаимно дополняя друг друга, Голоны и создали к концу 1953 года свой первый шедевр. Но странное дело, даже с высокоморальной правкой Анн «Маркиза ангелов» поначалу не заинтересовала ни одно издательство во Франции. Зато в соседней ФРГ, только что восстановившейся и испытывавшей страшный голод по зрелищам и неполитическому чтиву, «Анжелика» произвела настоящий фурор. И уже через пару лет книга в качестве мирового бестселлера вернулась во Францию, буквально озолотив создателей.

Миллионы читателей требовали продолжения, и супруги Голубиновы в течение следующих семи лет написали еще 8 книг о дальнейших похождениях своей героини. А уж когда киностудия «Гомон» выкупила права на экранизацию первых пяти книг, Голубиновы вообще превратились в мультимиллионеров. Правда, не обошлось и без проблем. Энн не понравилось, что на роль её любимой героини утвердили Мишель Мерсье, которая показалась ей слишком уж красивой и сексапильной для Анжелики. «Покажите мне, где в описании героини у нее были рыжие волосы и зеленые глаза!» - возмущалась Симона-Анн, бегая от одного киноначальника к другому со своей книгой в руках. Да тут еще киновоплощение героини стало слишком часто общаться с её мужем в нерабочее время, чем вызывало дикие приступы ревности у законной жены. И когда в 1969-м году студия захотела купить права на экранизацию еще трех книг о маркизе, Анн поставила заведомо невыполнимое условие — сменить исполнительницу главной роли. Разумеется, на такой ультиматум никто не согласился, и на пятом фильме «Анжелика и султан» киношная жизнь маркизы, как тогда казалась всем, закончилась.

А что же Сева-Серж? К тому времени ему уже шел седьмой десяток, и, заработав на книжной серии миллионы, он в силу возраста охладел к писательству. Зато ему стало нравиться разъезжать, как бы сейчас сказали, в промо-туры по всему миру с рекламой их произведений. Правда, долго наслаждаться богатством «доктору Сержу» не удалось. В 1972 году в Квебеке он умер от мгновенного инсульта, как потом утверждали сплетники, развлекаясь с элитной проституткой. Оставшись одна, Симона-Анн, не упала духом, и на пару с новой помощницей — дочерью Надин написала еще 12 (!) книг о рыжеволосой и зеленоглазой бестии.

Покорительница СССР

Когда 14 октября 1964 года (кстати, в день свержения Хрущева) в Париже состоялась европейская премьера первой части сериала, и миллионы мужчин и женщин влюбились в Мишель Мерсье, Робера Оссена и Джуллиано Джемму, вряд ли кто мог предположить, что «всего» через пять лет эта авантюрная мелодрама появится в СССР. Именно столько времени потребуется Леониду Ильичу, чтобы убедить своего твердолобого идеолога Суслова, что картина не является идеологической диверсией Запада.

К каким только уловкам не прибегали тогда сторонники Анжелики в отечественном руководстве, чтобы переубедить этого ретрограда. Особый упор делали на перепетии сюжета, аппелируя к тому, что Анжелика хоть и маркиза, но обедневшая. А муж ее — граф Пейрак — прогрессивный ученый, ставший жертвой королевского абсолютизма. Так совместными усилиями Брежнева, министра культуры Фурцевой и большого любителя исторических фильмов, председателя КГБ Андропова, удалось добиться от Суслова согласия на показ «Анжелики» в СССР, правда в усеченной версии — двух фильмов из пяти. Но даже эти картины произведут такой грандиозный успех, что советские власти отважатся организовать для бывшего «беляка» Голубинова поездку по местам его детства и юности в 1970-м году.

Говорят, бывший поручик врангелевской контрразведки долго не соглашался приехать в Россию, опасаясь мести со стороны органов. Но все обошлось, и на родине месье Голону устроили прямо-таки царский прием, венцом которого стала ностальгическая поездка в Бухару с ...экскурсией по

15 июля 2017г.

Каким человек будет в старости, нетрудно выяснить, если вы знаете его дату рождения! Каждый человек стареет по-своему. Генетика, наследственность, образ жизни, психологическое состояние – все это в равной мере влияет на скорость течения процесса увядания. Однако при этом зодиакальная принадлежность тоже накладывает свой отпечаток – на кого-то в большей степени, на кого-то – в меньшей. Сегодня мы расскажем, какую старость «уготовили» звезды представителям разных знаков Зодиака.
Неподалёку от курорта Оленёвка, у обрывов мыса Большой Атлеш, на расстоянии 100 метров от берега на глубине 12-13 метров находится уникальный народно-дайверский подводный музей — большая коллекция советской пропагандистской скульптуры, которая непрерывно пополняется по трендам и вызовам современности.
В мире установлено свыше 550 памятников Александру Пушкину!
Сегодня посмотреть классический балет на сцене невозможно. Это будет не он, а позд¬ней-шие советские редакции редакций, с обломками подлинника. Чтобы раз¬гля¬деть в этих редакциях настоящий классический балет, нужно хорошо знать матчасть и умело вчитывать свои знания прямо во время спектакля. Это слож¬ное интеллектуальное удовольствие, собственно, и называется в наши дни балетоманией.
Масленица – это традиционный семидневный праздник, отмечаемый славянами перед Великим постом. Название он получил такое из-за того, что в этот период еще можно в пищу употреблять сливочное масло, молочные продукты, рыбу. В православной церкви его называют еще Сырной седмицей.
Uz izvedbu baleta „Orašar“ se vežu vrlo zanimljive činjenice
С середины декабря прошлого года легендарный Московский цирк Никулина на Цветном бульваре выступал с программой ледового шоу во многих европейских городах, а 25 и 26 декабря фантастическую цирковую постановку «Сенсация» с красочными костюмами, необычными спецэффектами и трюками, выполняющимися на коньках, смогли посмотреть и зрители в Хорватии.
День студента во многих странах отмечается два раза в год: 17 ноября и 25 января. 25 января – это Татьянин день, который считается праздником студентов в России. А Международный день студентов отмечается 17 ноября.
Дамы в кокошниках и короли в шапках - эти рисунки на картах. Две самые популярные колоды «Русский стиль» и «Атласные» были в каждой советской семье. Но кто эти герои с картинок - с щитами, веерами, в доспехах?
Выражение «не все коту масленица» наверняка родилось потому, что вслед за мясопустом и веселой шумной сырной неделей наступал сорокадневный строгий пост. А вот в течение недели можно было повеселиться от души!
В сети появилась новинка - модная программа от Microsoft при помощи которой за несколько секунд можно узнать на сколько лет выглядишь ты или твои друзья, родственники, ну и так далее.
Современные люди так быстро привыкли к различным благам цивилизации, что сейчас трудно себе представить, как раньше без них обходились. О том, какие проблемы со здоровьем и гигиеной возникали у людей эпохи Средневековья, широко известно. Но самое удивительное то, что эти проблемы оставались актуальными для женщин Европы вплоть до середины XIX века!

Страницы

< Предыдущая  |  Следующая >

1 | 2 | 3 |

"Колобок" журнал для детей

-----------------------------------------------------------------

-----------------------------------------------------------------

Колонка редактора
Катарина Тодорцева Хлача
Стыдно признаться, но, живя в Хорватии 27 лет, я только в этом году побывала в Белграде. Естественно, мне удалось весьма доходчиво объяснить себе, почему же моя встреча с судьбоносным для многих русских эмигрантов городом произошла спустя больше полувека. В моем списке нашлось всего понемногу. Здесь и война, и расходы на съемную квартиру, и два подрастающих «денежных пылесоса», и то, что я практически никуда не езжу «просто так», а в основном совмещаю полезное с приятным. Но себя ведь не обманешь – причина весьма и весьма банальна: «Это рядом, всегда успеется».
Литературная гостиная
Katarina Todorcev Hlača
Početkom listopada u muzeju Mimara održana je promocija knjige poezije Natalije Vorobjove Hržić „Na lomači stiha“. Zbirku pjesma u izdanju Naklade Bošković iz Splita je s ruskoga na hrvatski jezik preveo akademik Luko Paljetak.
Книжная полка
Radnja romana „Vrtlar iz Očakova“ jednim se dijelom događa u 1957. u ukrajinskom primorskom gradu Očakovu. Mitska je godina Sovjetskog Saveza. Godina Sputnika. SSSR je na svom historijskom vrhuncu. Nakon velike pobjede nad nacističkom Njemačkom, Sovjeti sada pobjeđuju SAD u osvajanju svemira. U sljedećih par godina – između Sputnika, Lajke i Gagarina – ostvaruju se nezamislivi, halucinantni snovi kozmičkog komunizma. Sve postaje moguće.
Анонс событий
HNK u Zagrebu jedan je od partnera europskog projekta OperaVision te se našao u društvu 30 europskih opernih kuća koje će svoje operne izvedbe snimati, razmjenjivati i prikazivati svojoj publici putem live – streaminga
Юридическая консультация
Okvirnu konvenciju za zaštitu nacionalnih manjina usvojilo je Vijeće Europe u Strasbourgu, 10. studenoga 1994. godine. Odluku o proglašenju Zakona o potvrđivanju konvencije za zaštitu nacionalnih manjina donio je Hrvatski sabor u rujnu 1997. godine, a stupila je na snagu 1. veljače 1998. godine.
ЛЕТОПИСЬ, ISSN 1846-8756
ИЗДАТЕЛЬ
РУССКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КРУГ
www.ruskaljetopis.hr

Главный редактор
Катарина Тодорцева Хлача
rinahlača@gmail.com
ruskikulturnikrug@gmail.com
GSM +385 921753826
Модераторы
Катарина Тодорцева Хлача
Виктория Тодорцева
Отдел новостей и реклама
Виктория Тодорцева

Дизайн, фотографии
Елена Литвинова
Ненад Марьян Хлача
Корректура
Евгения Чуто (русский)
Ненад Марьян Хлача (хорватский)

Перевод
Катарина Тодорцева Хлача
Виктория Тодорцева

Техническая поддержка
Тимошенко Дмитрий
Интернет-журнал издается при содействии
Фонда «РУССКИЙ МИР»

Все авторские права защищены законом
 
IMPESUM
LJETOPIS, ISSN 1846-8756
IZDAVAČ
RUSKI KULTURNI KRUG
www.ruskaljetopis.hr

Glavna urednica
Katarina Todorcev Hlača
rinahlača@gmail.com
ruskikulturnikrug@gmail.com
GSM +385 921753826
Moderatori
Katarina Todorcev Hlača
Viktorija Todorceva

Odjel „Novosti iz Rusije“
i reklama
Viktorija Todorceva

Dizajn, fotografiji
Jelena Litvinova
Nenad Marijan Hlača
Lektura
Eugenija Ćuto (ruski)
Nenad Marijan Hlača (hrvatski)

Prijevod
Katarina Todorcev Hlača
Viktorija Todorceva

Tehnička podrška
Timoshenko Dmitrij
Časopis izlazi u skladu sa
«Zakonom o elektroničkim medijima»
NN 153/09, 84/11, 94/13, 136/13

Sva autorska prava zakonom su zaštićena