ISSN 1846-8756   Май 2022
Страницы истории

Отец и сын Марушевские – забытые имена русской эмиграции в Хорватии

Удивительное дело. Вот уже много лет мы занимаемся изучением русской эмиграции, по крупицам «выкапывая» из общей массы наиболее интересных представителей этого поколения и их потомков, а вот поди ж ты, появляются новые сведения, и еще один представитель русской эмиграции занимает свое, по праву принадлежащее ему, место в нашем списке.

Совсем недавно по электронной почте мне пришло письмо с просьбой помочь найти информацию о генерале Русской императорской армии Владимире Владимировиче Марушевском и его сыне Михаиле Марушевском.

Сразу признаюсь, что меня больше заинтересовал сын, так как он является автором сценария нескольких драматических произведений на радио и телевидении Хорватии. На первый взгляд, показалось, что сведений катастрофически мало. О Владимире Марушевском известно, что он после слома Белого движения эмигрировал в Югославию, был одним из основателей Союза русских писателей (книга Пушкадии Рыбкин) и похоронен на Мирогое. Был женат на Юлии Жегалиной, имел сына Михаила, который женился на Ольге Танхофер, которая, к слову, взяв фамилию Марушевская, и стала «флагманом» фамилии в Хорватии.

Однако, по мере разматывания информационного клубка, стали появляться весьма интересные детали, и я решила в очередной раз написать нечто в стиле «а могло быть и так», дополняя разрозненные сведения домыслами, основанными на фактах и собственном воображении.

Начнем с того, что происхождение Владимира Владимировича Марушевского весьма туманно. Обычно в сведениях об известных деятелях Белого движения указывается: кто их родители, дворянское происхождение, месторасположение родового имения и так далее. Из его ранней биографии доподлинно известно лишь то, что он родился 12 июля 1874 года.

Затем начинается самое интересное. По одной версии, он родился под Санкт-Петербургом и происходит «из дворян Петербургской губернии», а по другой, что родился он в Загребе (!!!) и ребенком был привезен в Питер.

Однако, если присмотреться повнимательнее, вторая версия больше похожа на истину. Ведь если бы он был потомственным русским дворянином, то наверняка бы существовали почтенные папенька и маменька вкупе с родовым гнездом, поэтому версия с Загребом более реальна. Копаясь в дебрях Интернета, я нашла интересные данные о эмиграции в конце 19 века из Австро-Венгерской империи в Россию.

Оказывается, в дореволюционные времена (в отличие от нынешних) многие из дуалистической монархии эмигрировали в Россию, а совсем даже не наоборот.

Могло быть и так...

Скучным осенним вечером полковник Марушевский сидел у камина в своей квартире на загребском Горнем Граде. С тех пор как он, отличившись на поприще военной инженерии, получил дворянство, прошло шесть лет. За неимением длинной родословной, вначале казалось, что открывается хорошая перспектива продвижения по службе, но в провинциальном Загребе, на окраине огромной империи, не происходили события, которые бы могли дать карьере толчок. Самым знаменательным событием стало появление на свет сына, которого в честь отца нарекли Владимиром. Теперь надо позаботиться, чтобы наследник получил хорошее образование и воспитание, что в Загребе было весьма и весьма проблематично. И вот теперь Владимир Марушевский-старший вертел в руках письмо от брата, который писал, что эмигрировал в Россию и получил место преподавателя в петербуржском техническом институте с хорошим жалованием, и звал Владимира к себе.

Брат писал, что многие из соотечественников, особенно славянского происхождения, к которым принадлежали и Марушевские, покинули Австро-Венгрию из-за того, что были не востребованы на родине. Это было связано с относительным переизбытком в габсбургских землях специалистов, а также с низким уровнем их доходов по сравнению с зарубежными коллегами. В России они, специалисты славянского происхождения, встретили благожелательный прием. И вот теперь, стараниями брата, Владимир мог получить место инженера укрепительных сооружений в окрестностях Петербурга.

Выехать решили весной, когда маленькому Володе исполнилось почти два года. Устроились хорошо, в чудесном городе Петергофе – летней резиденции русских царей. Жалования было более чем достаточно, чтобы определить Владимира в одну из лучших гимназий Санкт-Петербурга – шестую, с филологическим уклоном, учитывая склонность сына к сочинительству, которая проявилась в весьма раннем возрасте.

Дальше нет надобности в «могло быть и так», так как жизнеописание Владимира Марушевского вплоть до эмиграции в Югославию дал Михаил Маркитанов в своем «Livejournal»:

«После гимназии он успешно окончил престижное Николаевское инженерное училище и в 1896 году начал военную службу подпоручиком в I Сапёрном батальоне. Судя по всему, он демонстрировал исключительное служебное усердие и неплохие профессиональные знания, так как рос в чинах очень быстро (и это в мирное время, когда возможностей отличиться у офицера — кот наплакал!): через два года службы Марушевский уже поручик, в 1902 году его производят в штабс-капитаны. В этом же году он успешно оканчивает Николаевскую академию Генерального штаба. Чтобы попасть в это элитарное учебное заведение, требовалось выдержать тяжелейший двухступенчатый конкурс, «валили» поступающих офицеров на экзаменах по-страшному, отсев составлял едва ли не 99 %. Преподавателями в этой академии в разное время работали будущие герои Белого движения М. В. Алексеев и С. Л. Марков, в стенах Николаевской академии Генерального штаба учились А. И. Деникин, М. К. Дитерихс и М. Г. Дроздовский.
Цензовое командование ротой Марушевский проходил в 145-м пехотном Новочеркасском полку. В 1904 году, едва получив производство в капитаны, Владимир Владимирович отбывает на фронт Русско-Японской войны, в которой принимает участие в качестве штабного офицера. Марушевский прошёл путь от офицера для особых поручений при штабе IV Сибирского армейского корпуса до временно исполняющего должность старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера I Маньчжурской армии.

Первую мировую Марушевский встретил в чине полковника и в должности начальника штаба II Финляндской стрелковой бригады. В ходе Первой мировой войны Марушевский отличился в сражениях под Августовом и Ольшанской, за что получил Орден Святого Георгия 4-й степени. В июне 1915 года его назначают командиром полка, в декабре того же года производят в генералы. В 1916 году Владимир Владимирович получает под командование III Особую бригаду, во главе которой отбывает во Францию, на Западный фронт. На новом месте Марушевский зарекомендовал себя как грамотный командир и отважный офицер. Исключительную выучку его бойцов, их мужество в бою и успешные действия при штурме укреплённых позиций врага отмечало в своих приказах французское командование. И это — весной 1917 года, когда в России уже грянула Февральская революция, а солдаты, облапошенные пораженческой пропагандой, вовсю убивали своих офицеров и массово дезертировали.

В мае 1917 года Марушевского, отметив его командирские качества, назначают командовать I Особой пехотной дивизией. Но в тот период растлевающее влияние революционной пропаганды уже успело проникнуть и в русские части Французского фронта. Солдаты вышли из повиновения. Марушевский, никак не предполагавший такого оборота, был неожиданно отрешён от должности как «не справившийся с управлением войсками» и вызван в столицу. С 26 сентября 1917 года он был назначен начальником Генерального штаба, став последним генералом, занимавшим этот пост в Русской императорской армии. Об этом периоде своей жизни генерал вспоминал так: «Назначенный начальником Генерального штаба, я быстро понял полную невозможность сделать что-либо для войны». Армия под влиянием «демократических преобразований» Временного правительства стремительно деморализовывалась и разбегалась, а самозванных властителей больше беспокоила судьба «завоеваний революции», нежели победа в мировой войне. Немцы наступали беспрепятственно — а армия митинговала и выносила резолюции о нежелании идти в бой. Остановить эти безобразия могли бы решительные меры, предложенные Корниловым, но Лавр Георгиевич был арестован и маялся в Быховской тюрьме как опасный государственный преступник.

Тем не менее, Марушевский не считал для себя возможным самовольно покинуть пост. И продолжал служить до самого большевистского переворота. 20 ноября 1917 года Владимира Владимировича арестовывают по обвинению в саботаже переговоров с Германией, а также — куда же без этого? — в заговоре с целью свержения новой власти. Генерала содержали в тюрьме «Кресты» до 1 декабря 1917 года, когда отпустили под честное слово. Марушевский решил не искушать судьбу и выехал в Финляндию, а оттуда — в Стокгольм.

В ноябре 1918 года союзные британская и французская миссии неожиданно предлагают Марушевскому присоединиться к антибольшевистской борьбе на севере России. Поскольку Россию связывали с Антантой союзнические обязательства, у Марушевского не возникло вопросов об истинных намерениях французов и англичан в условиях, когда Первая мировая война фактически завершилась (она и впрямь завершилась через несколько дней), степень опасности же большевиков для России он сполна ощутил на собственной шкуре, наблюдая «в режиме онлайн» распад русской армии, оккупацию немцами (при молчаливом одобрении «пламенных революционеров») значительных русских территорий, расправы с офицерами, дерзавшими призывать к защите Отечества и исполнению долга. Тогда, в 1918 году, распад России с приходом большевиков казался неминуемым. Марушевский решил бороться за Россию. 19 ноября Владимир Владимирович прибыл в Архангельск, где возглавил армию Северной области. В то время антибольшевистская власть на севере до конца ещё не оформилась, а посему власти как таковой не было.

Марушевскому удалось наладить нормальное военное строительство, преодолеть сопротивление мобилизуемых в армию крестьян, восстановить в полках дореволюционную дисциплину. Одним из первых своих приказов он восстановил в армии погоны старого образца, ибо для русского офицера погоны являлись не только зримым символом его чести и долга, но и не менее зримым символом уничтоженного революцией порядка. Марушевский энергично принялся за укрепление армии и довёл её численность до 20 тысяч человек. 13 января в Северную область прибыл Е. К. Миллер. Евгений Карлович сделался генерал-губернатором Северной области, создав, наконец, стабильную и дееспособную власть. Марушевский же остался командующим армией и помощником нового генерал-губернатора по военной части. Для поддержания порядка в тылу Марушевский создал отряды народного ополчения, которым предписывалось пресекать революционную агитацию и бороться с преступными поползновениями. Тем же, кто по каким-либо причинам идеологии Белого движения не разделял, Марушевский предписал добровольно покинуть территорию Северной области.
В июле 1919 года Марушевский ездил в Финляндию на переговоры с Юденичем и финским маршалом Маннергеймом, провозгласившим себя главой новообразованного государства. Юденич готовился к наступлению на Петроград и рассчитывал заручиться поддержкой Финляндии. Однако Маннергейм взамен военной помощи требовал признания независимости Финляндии и территориальных уступок в русской Карелии. В результате разногласий переговоры завершились неудачно.

Между тем войска Северной области продолжали с переменным успехом вести бои против Красной армии. Несмотря на катастрофическую нехватку офицеров и трудности обучения в полярном климате, новообразованные войска продемонстрировали неплохую боеспособность. И как знать, не превратился бы со временем Северный фронт Белой борьбы в главный?... Но Первая мировая война закончилась, и руководство союзнических миссий приняло решение об уходе с русского севера. И Марушевский понял, что это начало конца для его фронта.

Силы и здоровье его к этому времени были сильно подорваны. В результате 6 августа 1919 года Марушевский сложил с себя все полномочия. Командующий генерал Миллер отправил генерала Марушевского с военной миссией в скандинавские страны. На прощание Миллер успел сказать ему : «Слава богу, хоть Вы останетесь живы».

Учитывая постоянные передвижения Владимира Марушевского, трудно предположить, что его жена Юлия Жегалина, которая была на 11 лет младше его (родилась в 1885 году), ездила с ним или ждала его в охваченном революцией Петербурге. Скорее всего, они познакомились уже в эмиграции, а короткий период времени с августа 1919 года, момента отъезда из Архангельска, до рождения сына Михаила в канун католического Сочельника 24 декабря 1920 года — в действительности, по тем временам, очень много. Люди торопились жить, так как не знали, что их ждет завтра. 

В октябре 1920 г. в качестве военного представителя Главнокомандующего Русской армией Петра Николаевича Врангеля Марушевский был аккредитован при французской военной миссии в Венгрии. Здесь же у Владимира и Юлии Марушевских родился сын Михаил. Однако столица дуалистической монархии после ее слома была в хаосе. Возвратившиеся из России военнопленные в 1919 году взяли власть в свои руки и провозгласили Венгерскую советскую республику по образцу советской России. Семья попала из огня да в полымя. Появилась возможность выехать во Францию, и Марушевские с годовалым ребенком решаются на переезд в июле 1921 года.

И всё же во Франции семья задержалась недолго, барон Врангель после Галлиполийского сидения договорился, что его офицеров с семьями приютит Югославия. Царь Александр, петербуржский ученик и несужденный жених Татьяны, дочери Николая Второго, принял больше 40 тысяч беженцев. И не только принял, но и создал им весьма сносные условия. А учитывая, что Владимир родился в Загребе, Врангелю удалось устроить его помощником военного атташе французского посольства в Загребе, в Королевстве сербов, хорватов и словенцев. В 1935 году Марушевский даже принял французское гражданство.

Стабильная финансовая ситуация и благожелательная атмосфера способствовали тому, что Владимир Владимирович припомнил свои писательские начинания и написал книгу «Год на Севере. Записки командующего войсками Северной области».
В конце 1925 года в Белграде основан «Союз русских писателей и журналистов», чьим членом Марушевский стал со дня его основания.

Учитывая, что на севере генерал Марушевский проявил недюжинные организаторские способности, ему удалось зарегистрировать, по примеру уже существующих во Франции и Бельгии христианских рабочих союзов, совместно с единомышленниками, «Союз русских трудящихся в Загребе». Главной задачей организации стала поддержка оставшихся без средств к существованию соотечественников. Доподлинно известно, что Владимир Марушевский был одним из учредителей общества.

Здесь самое время вспомнить, что у Владимира Владимировича подрастает сын Михаил, чья биография покрыта тайной. Как уже говорилось, родился он в 1920 году в Будапеште и, судя по всему, в школу пошел уже в Загребе.

Здесь, похоже, опять время для «могло быть и так»

Миша рос послушным ребенком, немного мечтательным. Зачитывался фантастическими романами Жюля Верна, которого читал в оригинале, благодаря знанию французского языка, на котором общались дома, любил также Герберта Уэллса и Эдгара По. Гимназию Миша окончил с отличным успехом по литературе и хорошим успехом по гуманитарным предметам, а вот с точными науками не ладилось. Спасло то, что учителя решили не портить будущему писателю жизнь и «нарисовали» тройки, дабы не препятствовать поступлению в университет.

К апрелю 1941 года, когда была создана Независимое государство Хорватия под покровительством Германии, Михаил, тогда уже студент второго курса, имел несколько публикаций в местных изданиях. Похоже, что вояк усташам хватало, так что пишущей братии удалось избежать мобилизации. Тем более что сам «поглавник» покровительствовал искусству, и за время его правления расцвели журналистика, кинематограф, художественное и театральное искусства. Надо же было кому-то развлекать новопеченую аристократию.

Владимир Марушевский, как и многие монархисты, ярый противник большевиков и большевизма, создание НГХ приветствовал, однако был осторожен, памятуя о разгроме своей армии, которая опиралась на помощь союзников и потерпела горькое поражение. Здесь было еще хуже. Марионеточное государство просуществовало ровно столько, сколько был в силе его покровитель – Германия.
Он, который всю оставшуюся жизнь пытался переосмыслить разгром Белого движения и анализировал, почему так получилось и могло ли быть иначе, не советовал Михаилу вливаться в ряды хорватского войска, но и записываться в Русский батальон предлагал не спешить. Знал не понаслышке, что с большевиками шутки плохи, а их на первый взгляд неорганизованность и плохая подготовка с лихвой компенсируются злостью, суровой силой и готовностью идти до конца, несмотря на цену.
Тем более что мальчик рос маменькиным сынком, эдаким задумчивым денди. Его больше интересовали книги, картинные галереи и театр, чем спорт и военная подготовка. В 20 лет он написал первый рассказ в стиле фэнтези, и его литературные способности похвалил сам популярный загребский журналист Франьо Мартин Фуис (Franjo Martin Fuis), известный под псевдонимом Фра-Ма-Фу. С его легкой руки популярный журнал «Забавник», который начал выходить в переломном 1943 году, после капитуляции Италии и открытии союзниками второго фронта, в 1944 году напечатал четыре фантастических новеллы: «24 часа в 2047 году» («24 sata u godini 2047.»), «Катастрофа» («Katastrofa»), «Тайна Огамана» («Tajna Ogamanau»), «Новое солнце» («Novo sunce»). В этом же году в журнале «Покрет» вышла еще одна новелла «Человек в черном плаще». 

Подражая своему кумиру, Михаил придумал себе псевдоним на французский манер Michel de M-у. Старые загребчане до сих пор помнят его повесть «Вечные индейцы» («Vječni Indijanci») – о мальчишеских войнах на северных окраинах города.

Тем не менее, несмотря на «забавную» тематику и абсолютную аполитичность издания, все авторы после победы титовских партизан попали в поле зрения новых властей как «предатели народа». Михаилу, можно сказать, повезло. Его взял под крыло знаменитый хорватский писатель Мирослав Крлежа, который и сам одно время опасался гнева новых хозяев, но, благодаря его известности, как-то пронесло. Он пристроил Михаила в Лексикографический завод, который сам же и основал, в библиографический отдел в качестве внештатного сотрудника. Таким образом средства к существованию худо-бедно были. В Лексикографическом институте Михаил и познакомился с Ольгой Танхофер, которая вскоре стала его женой.

«Могло быть и так»

В комнате царил хаос. Нужно было срочно подготовить статью в следующий том, вычитать гранки и успеть получить от САМОГО нагоняй за то, что целый процесс катастрофически опаздывает, а товарищам из ЦК ведь не объяснишь, что это не картошку сажать. Здесь надо все выверить до запятой, по этому лексикону будут учиться поколения студентов.
В комнату заглянула миниатюрная брюнетка и с ужасом уставилась на художественный беспорядок, царивший на столах, а также на взмыленных сотрудников, который пытались из этого вороха бумаг сложить макет статей для лексикона. Михаил заметил девушку, взял под руку, вывел за дверь и уже здесь поинтересовался о цели ее посещения сего творческого сумасшедшего дома.

Ольга сказала, что она новая сотрудница библиографического отдела, будет работать над статьями по изобразительному искусству, библиотечному делу и ремесленной тематике. Девушку звали Оля Танхофер, а уже через год она стала госпожой Ольгой Марушевской.
По прошествии 20 лет после окончания войны страсти улеглись, и «усташское» прошлое Михаила Марушевского было подзабыто или, по крайней мере, не попадало в поле зрения «ответственных товарищей». Талантливый литератор стал членом первой редколлегии издания «Хорватская литературная газета» («Hrvatski književni list»), выходившего в 1968—1969 годах. Написал три пьесы для радио и телевидения: «Дружеская критика» («Prijateljsko ogovaranje»), «Один день господина Шонгейста» («Dan gospodina Schongeista»), «На первый взгляд понятная ситуация» («Na oko jasna situacija»). Одна из них, «Дружеская критика», была отмечена наградой и инсценирована на загребском телевидении в 1970 году. В своей книге «Эмигранты из России» Татьяна Пушкадия Рыбкин пишет, что Марушевский перед самой смертью в журнале «Форум», в номерах 33 и 34 1977 года, опубликовал отдельные главы из неоконченного автобиографического романа «Собачья кровь». Судя по названию, на творчество Михаила Марушевского большое влияние оказало творчество его тезки Михаила Булгакова.

Поиски ничего не дали. Действительно в этом журнале, но в 1970 году опубликована его пьеса «На первый взгляд понятная ситуация», но в номерах за 1977 год отрывки из романа не публиковались. Если удастся найти это произведение, будет интересно сравнить «могло бы быть и так» с воспоминаниями самого Михаила Марушевского.


В 1977 году его не стало. Жена пережила его на 30 лет. Детей у них не было, так что наше воспоминание-домысел, похоже, — единственное, что останется от Владимира и Михаила Марушевских в Хорватии, естественно, кроме могилы на загребском Мирогое, пока еще не проданной другому собственнику, который пожелает лежать на престижном европейском кладбище.

Владимир Владимирович Марушевский скончался в 1951 году. Жена Юлия пережила его на пять лет, а последний член семьи Марушевских – невестка Ольга умерла в 2008 году. Их последнее пристанище на загребском Мирогое — одна из редких могил беженцев из России, которые хорошо сохранились.

    

Катарина Тодорцева Хлача

10 марта 2021 г.

Хочется верить, что память о Победе останется вечной

Памятник бойцам Красной армии «Победа» в Батине, является центральным монументом, установленным в память о воинах, погибших во время совместной операции Красной aрмии и Народно-освободительной армии Югославии в Хорватии. Однако, это не единственное место в современной Хорватии, где хранится память о советских воинах. Такие памятники есть в Бели-Манастире, Вуковаре, Борово-Населье и Илоке.

Дети Великой и страшной войны.

Их называют «дети войны» не по причине даты их рождения. Война их воспитала. Попранное войной детство, страдания, голод, смерть рано сделали ребятишек взрослыми, воспитав в них недетскую силу духа, смелость, способность к самопожертвованию.

Kako su izgledali sovjetski turistički posjeti inozemstvu?

Za većinu sovjetskih građana turistički odlazak u inozemstvo bio je izuzetan događaj koji se događao jednom u životu. Ali oni koji su imali sreće otputovati izvan zemlje često su srljali ravno u nevolju.

Пять скандальных премьер, которые позже стали классикой

Далеко не все произведения, которые сегодня мы воспринимаем как несомненные шедевры, в свое время благосклонно встречала публика. Зачастую авторы были новаторами и не находили понимания среди современников, бывало, что допускали роковые ошибки, когда выбирали исполнителей и постановщиков, а иногда в процесс просто вмешивался случай. О том, как переживали неудачи Николай Гоголь, Петр Чайковский, Михаил Глинка, Антон Чехов и Игорь Стравинский, рассказываем в нашем материале.

На долю женщин приходится немало великих изобретений

Многие считают, что всем лучшим на планете - от компьютеров до высокой кухни - мир обязан мужчинам. Между тем, на долю женщин приходится немало великих изобретений.

Возвращение Валерия Сташевского – архитектора, изменившего облик современного Белграда

В конце февраля в Белграде прошла панихида по Валерию Сташевскому – выдающемуся деятелю русского зарубежья, архитектору, во многом создавшему облик современного Белграда. Долгое время оставалась неизвестной дата его смерти и то, что с ним произошло в последние дни. О том, как это удалось выяснить, рассказывает завотделом истории российского зарубежья Дома русского зарубежья им. А. И. Солженицына Марина Сорокина.

„Русские называют его масленой неделей ...»

С 28 февраля до 6 марта – масленичная неделя. Высокопоставленные особы также очень любили масленичные гуляния. Естественно, организованы они были по-другому, чем у простолюдинов. Вот, как описывали царские маскарады, ледяные горы, веселые гулянья и угощения иностранные путешественники, побывавшие в это время в России.

«Духи оповещают появление женщины...» 100 лет с момента выпуска Chanel № 5

Прошло 100 лет с момента выпуска Chanel № 5, а они по-прежнему занимает место среди самых популярных ароматов всех времен. Композиция была создана Эрнестом Бо, уроженцем Москвы, французским парфюмером при дворе русского царя, покинувшего революционную Россию в 1919 году. О Chanel № сама Коко Шанель как-то сказала: «Духи оповещают появление женщины и продолжают напоминать о ней, когда она ушла».

«Мне нравится помогать людям восстанавливать историю своей семьи»

В редакцию журнала «Летопись» часто обращаются люди, которые разыскивают дальних родственников, уехавших после революции за границу. Если у нас есть какая-то информация, мы ее можем дать, но зачастую у нас нет ни возможностей, ни знаний, ни ресурсов, чтобы проводить серьезную исследовательскую работу. На портале фонда «Русский мир» была опубликована статья, которая, возможно, может пригодиться, если кто-то хочет узнать историю своей семьи.

Međunarodni dan ljudskih prava

10. prosinca svake godine obilježavamo Međunarodni dan ljudskih prava. Na taj dan 1948. godine usvojena je Opća deklaracija o ljudskim pravima, kojom su postavljeni zajednički standardi. Deklaracijom se pozivaju svi narodi na priznanje urođenog dostojanstva te jednakih i neotuđivih prava svih članova ljudske obitelji kao temelja slobode, pravde i mira u svijetu.

К 200-летию Ф. М. Достоевского

В ноябре 2021 года исполнилось 200 лет со дня рождения Федора Михайловича Достоевского - великого русского прозаика, публициста и философа XIX века. По данным ЮНЕСКО, он один из самых читаемых писателей в мире. Литературное наследие классика переведено на более чем 170 языков. Его "великое пятикнижие" - "Преступление и наказание", "Братья Карамазовы", "Идиот", "Подросток" и "Бесы" - хорошо известно каждому образованному человеку. Не менее интересна и история их создания.

210 лет назад основан Императорский Царскосельский лицей

31 октября (19 ) 1811 года - 210 лет назад основан Императорский Царскосельский лицей, самое необычное учебное заведение того времени

«Муля, не нервируй меня!»

Советскую актрису Фаину Раневскую считают легендой кино. Несмотря на то, что она была актрисой второго плана, Раневская порой затмевала игру главных героев. Сложности характера и манера говорить прямо и открыто, часто втягивали её в разные анекдотические истории. А её «крылатые фразы», звучавшие в фильмах и жизни, уже давно стали общественным достоянием.

Колонка редактора

Даже в самом страшном сне не могло присниться...

Все дальше уходит от нас 9 мая 1945 года, но мы по-прежнему помним, какой ценой достался нашим отцам и дедам тот день. Трагедия в том, что даже в самом страшном сне не могло присниться, что мы будем встречать этот день «со слезами на глазах» в буквальном смысле, со слезами по погибшим в войне, которая идет в Украине.

Литературная гостиная

Аланка Урарти. Поедем в Цветлин.

Часть вторая. ПРИДИ В МОЙ ДОМ

Книжная полка

Русский уголок Городской библиотеки Загреб Две книги Евгения Водолазкина

Евгений Водолазкин – прозаик, филолог, специалист по древнерусской литературе, обладатель премий «Большая книга» и «Ясная поляна», финалист «Русского Букера». Будучи знатоком русской истории, Водолазкин в своих книгах стирает временные рамки и находит в прошлом ответы на вопросы, которые мучат нас в настоящем.

Анонс событий

Конкурс «Красивый почерк» 2022

Учащиеся русских школ в Великобритании, а также все русскоязычные дети могут присоединиться к конкурсу «Красивый почерк», организованный русской школой «Знание» и Консорциумом российского образования.

Юридическая консультация

Održana 96. sjednica Savjeta za nacionalne manjine

Dana 25. studenoga 2021. održana je 96. sjednica Savjeta za nacionalne manjine Republike Hrvatske. Članovi Savjeta razmotrili su rezultate dopunskih izbora za članove predstavničkih tijela jedinica lokalne i područne samouprave iz reda pripadnika nacionalnih manjina.