ISSN 1846-8756   Июнь 2021
Интервью и юбилеи

Ох уж эта Настя! Интервью с Анастасией Янковской

Был в моем детстве такой фильм про девочку-фантазерку, которая в школу ходила в сопровождении пантеры и с оленем мечтала умчаться в его страну оленью. И вот неожиданн в Хорватии я встретила эту девочку. Она выросла. Успела стать актрисой, педагогом, а сейчас заканчивает в Москве режиссерский факультет еатрального института имени Бориса Щукина и ставит в Загребском театре ИТД спектакль по драме «Месяц в деревне»

 

- Анастасия, кто вы? Если бы пришлось себя представить двумя словами?

- В России меня называют «наша хорватка», а здесь, конечно, все называют «рускиня» («русская»). Думаю, во мне давно переплелось это. В Москве спрашивают: «Что ты все время улыбаешься, чему радуешься?» Это у меня, наверное, от европейской части жизни идет. А в Хорватии я точно русская: любимый писатель – Чехов, и росла на русских мультиках. «Ежик в тумане» — это же про всех нас! Но хорваты в большинстве не видели этот гениальный мультик. Мне кажется, что и шутить у меня получается лучше по-русски. Как у Довлатова, на чужом языке мы теряем 80 процентов своей личности, теряем способность шутить, так чтобы нас понимали.

- Каждый человек родом из детства, откуда вы вышли?

- Мое советское детство я помню очень хорошо — и автоматы с газировкой, и мультики наши старые, и фильмы. Сейчас я рада, что на этом росла. Родилась в Киеве, но случилась чернобыльская катастрофа, и мы переехали в Омск. Родители (мой папа – режиссер, а мама — преподаватель русского языка) расстались, когда я была маленькая, и мы переехали в Омск, где отчим служил артистом балета.

- Значит, мечта о театре зародилась в детстве?

- О балете! Вместо садика я ходила в театр оперы и балета. Целыми днями играла за сценой пуантами и балетными пачками, воображала себя балериной, наизусть знала «Лебединое озеро» и, может, это не скромно, но считаю, что хорошо разбираюсь в балете. Хотя в хореографическое училище мне не разрешил поступать именно отчим. Сказал: «У тебя нет данных, и примой ты не станешь». Может быть жестко, но он такой человек – требовательный и к себе, и к другим: или быть первым в чем-то, или не заниматься этим совсем. Тогда может и было обидно, а сейчас понимаю: хорошо, что его послушала, потому что в кордебалете от скуки бы умерла.

- Наверное, тогда и решили: если не балериной, то актрисой…

- Нееет, и мысли не было. Я мечтала уехать от родителей, потому что они меня очень строго воспитывали. Папа жил и живет в Петербурге, и я решила ехать к нему. Ну а куда поступать, решила в последнюю очередь. В школе хорошо училась, и все думали, что я будущий химик или физик или пойду на международные отношения, мне языки легко давались. Говорю свободно на хорватском, английском, французском, итальянском и, конечно, на русском. Но говорить одно, а писать, например, работу по химии или сочинение мне было страшновато, ведь я закончила хорватскую гимназию. Наша семья переехала в Сплит, когда я во втором классе училась. Мама преподавала танцы, но закончила университет по специальности «русский язык и литература». Когда приехали сюда, это никому не надо было — как раз война только закончилась. И русских все ассоциировали с сербами. Мама даже запрещала мне на улице по-русски говорить: опасалась, чтобы никто не обидел. Она здесь так и не устроилась на работу, посвятила жизнь нам с братом. Считаю, что за каждой успешной женщиной стоит мама, поддерживает во всем.

Хотя в целом у меня очень строгие родители, и подростковые бунты я пережила значительно позже сверстников. Не пила, не курила до 25 лет!

- Ничего себе! Значит сбежала от них в Питер?

- Да, не знаю, как поступила в театральный, можно сказать, случайно — я тогда была очень стеснительная. В Петербурге жить было очень тяжело. Например, мастер курса запрещал подрабатывать: ни сниматься, ни играть в спектаклях было нельзя, требовал всецело посвящать себя учебе. А жизнь вокруг дорогая, жилье надо снимать, как-то питаться, одежду покупать… Бросила институт и вернулась в Хорватию. А здесь уже с третьего курса Академии драматического искусства в Загребе стала сниматься в рекламе, играть в спектаклях, получалось даже помогать родителям. Элвис Бошняк пригласил в театр «Play drama», и я там все главные роли переиграла. Потом перешла в сплитский театр драмы, я и сейчас там работаю.

- В Сплите вы, наверное, звезда?

- Нет, что вы. Много чего переиграла, но меня там не любят.

- Почему?!

- Потому что по молодости позволяла себе много лишнего говорить. Философ какой-то заметил, что истина, сказанная в ненужный момент, — это просто поза. А я была молодая и считала, что обязательно должна что-то сказать, себя показать. И если ты человеку скажешь сразу после спектакля: «Ты ужасно сыграл» — он тебя не услышит и не захочет услышать. Нужно находить момент и форму, понимать, для чего ты критикуешь, — не для того же, чтобы просто оскорбить. И вот этому я сейчас учусь. Иногда нужно лицо иметь нейтральное.

- А как пришла гениальная идея стать режиссером?

- Как обычно, случайно. Предложили как-то раз: «Давай, ты детскую актерскую студию будешь вести». Долго не соглашалась, потому что жутко боялась работать с детьми. Мне и сейчас кажется это самым трудным, гораздо проще что-то ставить с профессионалами — они хотя бы знают правила игры. И вот мы стали с детьми репетировать «Сон в летнюю ночь» Шекспира. Они говорят: «Не требуйте с нас слишком много, мы ведь актеры-любители». Но я-то профессионал, мне надо по полной. А с подростками про любовь ставить, не представляете, как трудно. Приходилось искать приемы, как показать любовь без прикосновений, потому что они ведь стесняются при всех даже за руку взять. Это был ад, хотя потом мы все плакали и обнимались после премьеры. Дальше — больше, замахнулись на Пушкина, вышел спектакль «Евгений Онегин». То есть режиссером я становиться тоже не мечтала и не собиралась. Оно само меня как-то нашло.

- У вас все как в сказке – поехала в Москву и сразу поступила на режиссерский, еще и на бюджет.

- Поехала в Москву, но поздно: во всех театральных прием уже закончился. В «Щуке» только еще шли экзамены. Я так волновалась, 11 лет уже стажа, артистка, и вот опять вступительные. Мне казалось, все прошло ужасно. Но каким-то чудом поступила.

- А почему именно театр, не кино, не режиссер клипов, например?

- Шекспир говорил, что театр — это зеркало. Но все думают, будто он имел в виду реальное отражение действительности. Нет, в венецианские зеркала, оказывается, добавляли какой-то золотой порошок, и человек видел улучшенную версию себя. Я считаю, что прошло время натурализма и чернухи в театре. Ты открываешь новости и читаешь реальные жуткие истории. А театр должен заниматься другим — архетипами, идеями. Миру нужны новые идеи! Не просто отразить, как у нас все плохо: политика плохая, власть плохая. Ну и что? Это так везде! Что же вечно ставить один и тот же спектакль? Нет, театр показывает путь, по которому нужно идти, добавляет волшебства – тот самый золотой порошок. Театр очень тесно связан с верой, это тоже религия. Ты, если в театре, ты веришь!

С точки зрения материального мира, театр – это такая глупость. Вот я сейчас думаю, как поставить Тургенева, — кому это интересно?! Но без новых идей, без духовного поиска мир не может существовать!

- Кстати, почему Тургенев и во второй раз ведь уже?

- Да, я уже ставила со студентами тот же «Месяц в деревне», у нас он назывался «С богом, Наталья Петровна». Но тогда это была другое — я была неопытная, и как режиссер старалась делать за студентов, а не с ними вместе. Сейчас я старше и опытнее. Тургеневская история вечная: это же и Федра, и Анна Каренина, и Шекспир «Сон в летнюю ночь». Сегодняшний мир оставлен богами, когда Бог дает цветок, и она — раз! — влюбляется в осла. Этого сейчас нет в нашем мире. У нас в спектакле будет ковер, усыпанный листьями, — это лес. И будет медведь, который стреляет в Наталью Петровну, а она говорит: «Я влюбилась в вас с первого взгляда, но сама поняла это только вчера». Богов нет! Мы сами стреляем друг в друга безо всяких амуров.

Много читала Тургенева — он очень жестокий автор. Он показывает: «Вот оно, твое счастье, смотри…» Но нет, оно невозможно. И в жизни так, у нас ведь нет борьбы за свое счастье, всякий плывет по течению.

- Борьбы нет, но само счастье хоть есть?

- Конечно, есть. Недавно три месяца была в России, должна была два, но заболела.

У меня случился коронавирус, который я даже не заметила. Сессию сдавала, потом экзамен режиссерский. Он длился больше семи часов — мы всем курсом там играем. И вот я все время рыдала непонятно почему — оказывается, у меня была температура 39.5, а я в этой экзаменационной горячке даже не поняла, что серьезно заболела. Свалилась сразу после экзамена. Пришлось отложить отъезд домой. Пять дней лежала, как мертвая, за мной ухаживали однокурсницы, которые все свои планы отменили из-за моей болезни. Они говорили: «Давай поедем к врачу», но я больше всего на свете боялась попасть в русскую больницу. В итоге это оказалось самым замечательным впечатлением в России. Мне там сделали КТ бесплатно, дали бесплатно лекарства — здесь в Хорватии это просто невозможно. Я осталась еще на месяц и ходила потом на разные репетиции разных театров, познакомилась с потрясающими людьми, композитора нашла для своего спектакля. Поэтому это воспаление легких считаю самым замечательным подарком в жизни.

- А личная жизнь как же? Она состоится в России или в Хорватии?

- Я не знаю, чем старше становлюсь, понимаю, что мне не хватает человека, такого, с кем в детстве читал одни книжки, смотрел одни и те же фильмы... Хотя про личную жизнь я сейчас не думаю. Никогда не была феминисткой, но мир театра — это мужской мир, и в нем придется выживать. Мой папа говорит: «Женщина-режиссер — это преступник». И он прав в какой-то степени, это, конечно, не женская профессия. Все технические службы в театре — мужики, и они не очень рады, что ими командует женщина. Я читала в какой-то статье научной, что мужчины по-другому воспринимают женский голос — не хотят ему подчиняться.

- Настя, это все понятно, что некогда подумать о личной жизни, но все же надо подумать о ней...

- Надо! Но прямо сейчас не могу — мне надо сдать спектакль и защитить диплом.

- А после защиты диплома? Главный журналистский штамп «каковы ваши творческие планы»?

- О планах нельзя говорить, а то не сбудутся.

 - Ну может хотя бы намек?

- Это кино. Пока больше ничего не могу сказать.

- А где хотели бы жить?

- Везде, где будет работа. Мечтаю поработать с хорошим сценографом.

Конечно, надо создавать свою команду. Театр – это коллектив. Вот привлекла композитора из России, который меня понимает с полуслова. Музыка и сценическое движение — это основа основ. Для меня очень важна музыка. И особенно музыка в театре, в котором возможно все – даже медведь может стрелять из ружья! Мне кажется, что в России люди как-то шире, и поэтому они пользуются безграничными возможностями театра.

 Сейчас я заболела Москвой. Это город невозможных событий и невероятных возможностей.

Интервью вела Елена Погорелова

Елена Погорелова

08 мая 2021 г.

«Мастер» на все времена. К 130-летию со дня рождения М. А. Булгакова

15 мая 2021 года исполнилось 130 лет со дня рождения русского писателя Михаила Афанасьевича Булгакова (1891 - 1940), одного из самых читаемых авторов современности.

Новое счастье на земле прадеда через 100 лет

Это интересная жизненная история о том, как россиянка с хорватскими корнями в поиске своих предков обрела новую жизнь и счастье на земле своего прадеда.

В 1821 году Гоголь стал Гоголем...

Николай Васильевич Гоголь – один из самых знаменитых классиков русской литературы, родился 20 марта [1 апреля] 1809 в селе Сорочинцы, Миргородского уезда, Полтавской губернии и происходил из старинного дворянского рода Гоголей-Яновских. Как же Николай, чаще всего подписывавшийся Гоголем-Яновским, превратился в Николая Васильевича Гоголя?

Uz podršku Vlade očekujemo daljnji napredak u zaštiti i razvoju manjinskih prava

Intervju: Aleksandar Tolnauer, predsjednik Savjeta za nacionalne manjine RH Institutu STINE

С Новым 2021 годом!

В 2020 году многие мероприятия, в связи с ситуацией, пришлось отменить, а многие переселились в интернет. Поскольку наш традиционный Новогодний вечер пришлось отложить до следующего года, отпраздновать его мы решили на страницах нашего журнала.

Александр Иванович Куприн 150 лет со дня рождения

Александр Иванович Куприн – талантливый русский писатель, для которого жизнь и творчество были не разделимы. Произведения автора часто не нравились действующей власти, но зато они получили любовь народа. Особенно стоит отметить такие его произведения, как «Олеся», «Гранатовый браслет» и «Поединок», которые вошли в золотой фонд русской классики. Куприн выбрал для себя реалистическое направление в литературе как способ доносить правду людям.

Незаменимый. Всё было вопреки и наперекор

40 лет назад умер Владимир Высоцкий. Его посмертная слава - не чета его славе прижизненной, всенародной. Есть рейтинг - второй после Гагарина по фантастической популярности. Он был и впрямь «всенародный Володя. Ему уж точно «есть что спеть, представ перед Всевышним» и «есть чем оправдаться перед ним». А нам… «Может, кто-то когда-то поставит свечу мне за голый мой нерв, на котором кричу, за весёлый манер, на котором шучу»... За то, что «всегда старался быть искренним».

Иосифу Бродскому 24 мая исполнилось бы 80 лет

Его называли снобом и безумцем, ахматовским сиротой и невским задавакой. Нобелевскую премию Бродскому присудили с формулировкой «за всеобъемлющую литературную деятельность». А сам он перед отъездом из Советского Союза писал, что принадлежит русской литературе и перемена места пребывания этого не изменит.

IN MEMORIAM FIKRET CACAN (umjesto intervju koji nismo stigli obaviti)

Umro je Fikret Cacan, Ljiljan u trnju, kao je u zadnje vrijeme znao za sebe reći. "Ljiljan u trnju" je zbirka njegove poezije o kojoj sam pisao. Prizori ove poezije odvijaju se u raznim gradovima, na otocima i po zagrebačkim kvartovima, dok i same pjesme imaju vizualnu dimenziju, s nekoliko primjera grafičke poezije. Aktualni društveni srazovi i intimni lomovi, od djetinjstva do zrele dobi, a posebno mjesto u zbirci zauzima grad Zadar.

Василий Сенин поставил в Загребе спектакль по Достоевскому

Петербургский режиссер Василий Сенин поставил в Загребе спектакль "Идиот"по мотивам романа Достоевского. Премьера прошла в канун Нового года в Национальном театре Хорватии и, по сути, стала завершением своеобразной трилогии великих произведений русской классической литературы, которые в постановке российского режиссера увидел хорватский зритель.

Развитие экспорта медицинских услуг в России

Интервью с исполняющим обязанности директора ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр реабилитации и курортологии Минздрава России» Анатолием Дмитриевичем Фесюном

Прошу любить и жаловать: Ольга Курыгина – новая хозяйка нашего любимого русского магазина

Русская диаспора в Хорватии растет и крепчает, что не может не радовать нас, старожилов. Больше того, меняется ее структура. На смену женскому десанту, который в 90-х высадился «в земле обетованной», приходит бизнес-эмиграция. Россияне приезжают в Хорватию семьями, открывают предприятия, занимаются туризмом, строительством, в общем, оседают всерьез и надолго.

Колонка редактора

А зачем?

С некоторых пор я стала замечать за собой такую особенность. Прочитаю, например, какую-то информацию, и руки чешутся написать коммент. Потом подумаю: «А зачем мне это надо?» Сначала я приписывала это своей лени. И так много писанины, так зачем же добавлять абсолютно ненужную? А потом прочитала комментарий другого человека, и все стало более-менее понятно.

Литературная гостиная
Татьяна Лукина

Татьяна Лукина. Русский мир Мюнхена до «Перестройки»

С русским миром Мюнхена я по-настоящему столкнулась, прожив здесь уже несколько лет. Вначале круг моих знакомых, не считая родственников, состоял из немецких коллег по работе в кино и однокурсников по мюнхенскому университету. И только по окончании четвертого семестра театроведческого факультета, в гостях у одного французского кинопродюсера я познакомилась с Николаем Воронцовым – сегодняшним распорядителем мюнхенского фонда композитора Александра Глазунова, который и ввел меня в русский мир Мюнхена начала 80-х годов 20-го столетия.

Книжная полка

“Sjećanje nacionalnih manjina u Hrvatskoj na Domovinski rat” autora Filipa Škiljana

Knjiga Sjećanje nacionalnih manjina u Hrvatskoj na Domovinski rat autora Filipa Škiljana, predstavljena je u Češkom narodnom domu u Zagrebu u organizaciji Koordinacije vijeća i predstavnika nacionalnih manjina Grada Zagreba.

Анонс событий

II Олимпиада по русскому языку как иностранному пройдет в Хорватии

22 мая состоится II Олимпиада по русскому языку как иностранному на платформе Zoom. Организаторы конференции - Хорватская ассоциация преподавателей русского языка и литературы, Центр "Институт А.С. Пушкина" (философский факультет университета Пулы им. Юрая Добрилы) совместно с Представительством Россотрудничества в Хорватии.

Юридическая консультация

Dolazak u Hrvatsku. Zabrane i ograničenja

Hrvatski zavod za javno zdravstvo donio je uputu Postupanje s osobama koje prelaze granične prijelaze Republike Hrvatske – zdravstveni nadzor nad putnicima.

 
Фонд Русский мир